Зачем иностранным агентам спасать наших детей

  • 0
  • 3839
Зачем иностранным агентам спасать наших детей

Определенно легче жить, если не думать о том, что прямо сейчас одному тяжелобольному ребенку собирают с миру по нитке на операцию, а другого не могут забрать из реанимации, потому что нет денег на портативный аппарат ИВЛ. Сегодня им еще помогают благотворительные фонды. А завтра — вряд ли... Потому что если Госдума примет поправки в «закон об иностранных агентах», то под его действие попадут все социально значимые некоммерческие организации. И это будет иметь убийственные — в прямом смысле — последствия...

Признайтесь: вам очень важно, за чей счет приобретено медицинское оборудование, сделана сложнейшая операция, куплено специальное питание для больных, которые не могут самостоятельно глотать и переваривать пищу, доставлены невероятно дорогие лекарства против осложнений после пересадки костного мозга?

Неужели деньги, помогающие спасти чью-то жизнь, пахнут? И разве допустимо с гордым и независимым видом отказываться от помощи только потому, что она пришла, к примеру, из-за океана или предложена нашим бывшим соотечественником, живущим за кордоном? Тем более что мы оказались в ситуации, когда бюджет на здравоохранение скукожился до неприличия. Тут вообще не до жиру — быть бы живу!

Детский фонд, тот еще, имени Ленина, в свое время не погнушался принять предложение гражданина США — бизнесмена и филантропа Курта Вейнхаупта оплатить операции на открытом сердце больным советским детям. Да, американские кардиохирурги оперировали бесплатно, но реабилитацию ($5 тыс. за каждого ребенка!) профинансировал именно господин Вейнхаупт. Сотни малышей обрели второй день рождения.

И знаете, тогда никому не пришло в голову, что президент благотворительной корпорации «Дар жизни» с американским паспортом хочет таким витиеватым способом вмешаться в наши внутренние дела. И почему-то никто не додумался до того, чтобы приклеить «Детскому фонду» ярлык иностранного агента.

Зато сегодня в «Реестр иностранных агентов» дружными рядами войдут такие известные фонды, как «Подари жизнь», «Вера», «Ад-Вита», «Выход», «Даунсайд-ап», «Старость в радость». Для этого теперь найдутся все основания. Во-первых, среди тех, кто жертвует деньги на лечение российских детей, немало иностранных граждан. Во-вторых, фонды занимаются самой что ни на есть «политической деятельностью»: обсуждают законопроекты, пишут коллективные письма представителям власти, разъясняют гражданам их права, проводят социологические опросы, в конце концов, задают вопросы президенту на прямой линии.

Тот же закон «контр-адмирала Апанасенко», благодаря которому сотни тысяч раковых больных получили доступ к наркотическому обезболиванию, был принят благодаря мощному общественному резонансу. Можно привести десятки примеров, когда удавалось отстоять справедливость, спасти человеческую жизнь именно на волне, поднятой социальными НКО и подхваченной неравнодушными людьми.

Каждый день я читаю блог Лиды Мониавы, все эти рвущие душу истории про неизлечимо больных детей, которые без участия благотворителей будут обречены на нечеловеческие мучения. Может быть, пора уже предварять каждый крик о помощи примечанием «только граждан РФ» или придумать фильтр, отсекающий иностранцев? Даже сейчас получить денежный перевод из-за рубежа не так-то просто: банк должен убедиться, что это именно пожертвование, а не оплата сомнительных услуг. Между прочим, один-единственный портативный аппарат ИВЛ, на котором сможет дышать в домашних стенах день и ночь тоскующий без мамы в реанимации малыш, стоит миллион рублей.

— Мы не всегда знаем, что этот перевод пришел из-за рубежа, так как, например, многие переводят нам средства по СМС — после сюжетов на телевидении. Кто это перевел? Может быть, гражданин Узбекистана или России, а мы никогда не узнаем об этом. А в остальном в соответствии с правилами бухгалтерского учета мы отдельно считаем российские и иностранные поступления. В целом все зарубежные пожертвования направляются на приобретение жизненно важной медицинской техники и всего, что может улучшить качество жизни неизлечимо больных детей и взрослых, — говорит Елена Мартьянова, руководитель пресс-службы фонда помощи хосписам «Вера».

Проект Минюста может перекрыть возможность помогать неизлечимо больным детям и взрослым. Именно то, что в законопроекте называется «политической деятельностью», позволило фонду добиться для очень многих детей и взрослых обезболивания и круглосуточной помощи на последнем этапе жизни.

Как еще донести до общества и властей информацию о проблемах самых беззащитных россиян? Если не будет никакого диалога, то разговор на больные темы перейдет в разряд кухонного трепа. Покричали, выпустили пар и забыли.

Мне иногда кажется, что люди, придумывающие такие законы, живут в резервации, где нет ни нужды, ни горя, ни болезней. И в этом земном раю им дела нет до того, что их инициативы, рожденные на сытый желудок, убивают вполне реальных людей.

Елена Светлова (Московский Комсомолец)

Распечатать текст
Комментарии
Добавить комментарий
  • Записи не найдены
Добавить комментарий
Вы успешно отправили комментарий, после проверки модератором он появится на сайте.
Вход
Восстановить пароль
Восстановление пароля
Пользователь не зарегистрирован в базе
Новый пароль выслан на электронную почту
Регистрация
Обратная связь
Вы успешно подписались на новости!